Электронный журнал о жизни и путешествиях


Неординарная Вера Павлова

Накопилось

by Masha Zhdanova 1390 views 0

Сегодня, продолжая рубрику «ЛитКлуб», я расскажу тебе о неподражаемом творчестве одной великолепной женщины. Сказать, что она загадка – не сказать ничего. Открытый, но глубокий взгляд, чуть мужское угловатое лицо, выразительные скулы, слегка вьющиеся волосы. От нее будто бы веет какой-то необъяснимой грустью и жизненным опытом. Я познакомлю тебя с современницей. Я познакомлю тебя с Верой Павловой.

4 мая 1963 года в порту семи морей, появилась на свет Вера Павлова. Окончила музыкальный колледж им. Шнитке и Академию музыки им. Гнесиных по специальности "История музыки" (дипломная работа «Поздние вокальные циклы Шостаковича: к проблеме взаимоотношения поэзии и музыки»). С восьми до восемнадцати лет Вера сочиняла музыку и хотела стать композитором. Позднее работала экскурсоводом в доме-музее Шаляпина, печатала музыковедческие эссе, около десяти лет пела в церковном хоре. Двенадцать лет руководила детской литературной студией «Звёзды Зодиака».

Стихи начала писать в возрасте двадцати лет, еще в роддоме, после рождения первой дочери, Натальи, печататься - после рождения второй, Елизаветы. Первая подборка была опубликована в журнале "Юность", известность пришла с появлением в газете "Сегодня" разворота из семидесяти двух стихотворений, породившего миф, что Вера Павлова - литературная мистификация. Печаталась в литературных журналах в России, Европе и Америке.

В России Павлова выпустила тринадцать книг. Она лауреат премий имени Аполлона Григорьева, «Антология» и специальной премии «Московский счёт». Ее книги ереведены на пятнадцать иностранных языков. Что уж говорить об участии в международных поэтических фестивалях в Англии, Германии, Италии, Франции, Бельгии, Украине, Айзербайджане, Узбекистане, Голландии, США. Автор либретто опер «Эйнштейн и Маргарита», «Планета Пи» (композитор Ираида Юсупова) и «Дидона и Эней, пролог» (композитор Майкл Найман). Как чтец, записала семь дисков со стихами поэтов Серебряного Века. Спектакли по стихам Павловой поставлены в Скопине, Санкт-Петербурге, Москве. Фильмы о ней и с её участием сняты в России, Франции, Германии, США. В данный момент Вера Павлова живёт в Москве и в Нью-Йорке. Замужем за Стивеном Сеймуром, в прошлом – дипломатическим, а ныне - литературным переводчиком.

Говоря о творчестве Павловой, сложно выдать какое-то объективное мнение, ведь ее творчество очень субъективно и воспринимается не так, как привычная нам поэзия. Стихотворения пронизаны искренностью и такой откровенностью, которая порой граничит с пошлостью. Ее поэзия в первую очередь посвящена личной и интимной жизни современной женщины, которую поэтесса пишет с такой неподдельной прямотой и честностью, что, честное слово, шокирует. Порой, лишенные привычного слога, рифмы не просто трогают душу, а хватают за шкирку и мотают из стороны в сторону.

Предлагаю к прочтению несколько интереснейших стихотворений Веры Павловой.

***

 

Была бы моя воля, я бы запрет

употреблять одно слово в соседних фразах

распространила на соседние страницы, главы, романы,

месяцы, годы. Помолчи. Но ты повторяешься

даже в молчанье.

 

 

***

Любовь - картошка,

печёная,

только что извлеченная

из золы, и ты

перебрасываешь

ее

с ладони на ладонь,

боясь обжечься

больше,

чем уронить.

 

***

но мы достанем билеты

но будут места плохими

но фильм будет ужасным

но мы до конца досмотрим

но вместо КОНЕЦ ФИЛЬМА

прочтем КОНЕЦ СВЕТА

но в зале зажжется свет

 

 

* * *

Во мне погибла балерина.

Во мне погибла героиня.

Во мне погибла лесбиянка.

Во мне погибла негритянка.

Как много их во мне погибло!

И только Пригов жив-здоров.

 

 

* * *

Хочешь, чтобы тебя слушали?

Чтобы к тебе прислушивались?

Ловили каждое слово?

Переглядывались - что он сказал? -

Хочешь? - Иди в машинисты,

води пригородные электрички,

говори свысока, небрежно:

Мичуринец, следующая Внуково.

 

* * *

Поняла, где у меня душа -

в самом нижнем, нежном слое кожи,

в том, изнаночном, что к телу ближе,

в том, что отличает боль от ласки,

в том, что больше ласки ищет боли...

 

* * *

Они менялись кольцами тайком.

Они в санях по городу летели.

Метели покрывали их платком

и хмелем посыпали их метели.

И путь у них настолько был один,

настолько было некуда деваться,

что не хотелось куриц и перин,

что даже не хотелось целоваться,

а только лица ветру подставлять,

а только на ветру в лице меняться.

Метели мягко стелят. Страшно спать.

Еще страшнее будет просыпаться.

 

 

* * *

Почистила зубы.

Больше я этому дню ничего не должна.

 

***

На старом сломанном диване,

На пыльном рваном покрывале

Прикладывали рану к ране,

И раны сразу заживали.

Но, воровато озираясь,

Стыдясь, ни говоря ни слова,

Мы друг от друга отрывались,

и раны открывались снова.

 

***

От природы поставленный голос.
От природы поставленный фаллос.
Никогда еще так не боролась.
Никому еще так не давалась.

 

Маша Жданова