Электронный журнал о жизни и путешествиях


СЛОТ: Зачем убили Кенни?!

Музыка

by Natali 5637 views 0

Московские альтернативщики СЛОТ громко заявили о себе в 2003 году, записав песню для саундтрека к фильму «Бумер». Засим последовал неимоверный шум вокруг выпуска дебютного альбома, множество наград на музыкальных церемониях, а затем и куча скандалов и сплетен вокруг коллектива, связанных со сменой состава.

Сейчас часть музыкантов первой инкарнации группы играют в Tractor Bowling, а в самом СЛОТе образовался новый вокальный тандем - МС и бессменный лидер Кэш и новая вокалистка Nookie. С которой уже и был записан новый альбом команды «Тринити» (2007). Поводом для беседы стал визит СЛОТа в Киев 20 ноября в рамках тура «Они убили Кенни!». И пока остальные участники ужинали, первой «к ответу» была призвана Nookie, которая не практикует поздних ужинов…

- Как ты попала в группу?
Nookie: Я узнала о прослушивании от моего педагога по вокалу. И хотя я не знала на тот момент, что это за группа, просто пришла на репетицию, попробовали несколько песен…

- А что ты тогда слушала, что тебе группа незнакома была?
N: Разный букет был... естественно, не игнорировала Guano Apes, снимала Сандру Нейсик. Мне нравились многие ее вокальные приемы. Вообще в альтернативе вокал у девушек какой-то особенный. А по музыке - ну там мало что имело отношение к группе СЛОТ.

- А как ты вообще начала заниматься вокалом? Вот родилась девочка, играла себе в пасочки-куколки и тут вдруг отстрелило: «Буду вокалисткой». Так, что ли?
N: У меня мама — оперная певица. Правда, без образования: в 30 лет она пошла в оперный театр и ее взяли солисткой. Хотя это было, конечно, не в Москве — на периферии. Она очень много дала мне в плане техники вокала. С детства занималась со мной фортепиано для общего развития, пела какие-то песенки...

- А это в детстве не напрягало? Столько примеров, когда ребенка заставляют что-то делать, а он потом подрастает и даже смотреть в сторону пианино не хочет.
N: Так вот фортепиано и постигла эта горькая участь. Моцарта из меня не получилось. Зато с пением было попроще. Никто меня не трогал. Ну поет себе ребенок какие-то песенки – и поет, все умиляются.

- Ну окей! Вернемся к девушке Nookie, которую пригласили на прослушивание к незнакомой группе СЛОТ, она приходит и...?
N: Ну, сначала мы созвонились с Кэшем, и он сказал, какие песни нам имеет смысл прорепетировать, чтобы посмотреть, состыкуемся мы с друг другом или нет. Пришли на базу, попробовали — а затем на студию, потому что это две совершенно разные стадии работы. И через какое-то время поняли, что отлично подходим друг другу.

- Тексты полностью пишет Кэш?
N: У нас как бывает — ну по крайней мере на альбоме «Тринити» — есть идея: надо придумать песню на такую тему. Например, когда работали над балладой «От заката до рассвета», Кэш сказал: «Ну че-та я не могу...». И я там больше половины сделала, он потом редактировал. Но вообще, большинство текстов — это Кэш. Его стиль изложения и есть лицо СЛОТа.

- Я почему спросил, ведь текст – немаловажная вещь. Случалось ли тебе заявлять: «Ты что! Я такого петь не буду!»?
N: Действительно, немаловажная — особенно, когда в России поешь на русском. Есть вещи, которые категорически мне противоречат. И даже если композиции это отвечает, я скажу «Кэш, ну ты извини, конечно, но у меня язык не повернется». Но это крайне редко бывает. В основном мы как-то в одном духе мыслим. Ну и слава богу, у нас еще есть продюсер — он расставляет точки над «i».

-Имеется в виду Кирилл Немоляев или у вас другой уже продюсер?
N: Да, он у нас переизбран на второй срок по причине отсутствия вариантов. В России вообще очень много такого, с чем приходиться мириться за отсутствием вариантов и выжимать максимум из того, что есть.

- Если апеллировать к стилистике СЛОТа в целом, а потом послушать песню «Они убили Кенни», а уж тем более посмотреть клип, сразу кажется, что это гораздо ближе к Немоляеву с его «Бони НЕМ». Стеб — это его стезя... Чья идея?
N: Текстовая идея Кэшевская абсолютно. Он у нас ярый поклонник сериала «South Park». Мы были в туре «2 войны», и у него просмотр мультика постоянно совпадал с ужином. Кэш, он такой дисциплинированный, что у него все происходит в определенное время — ужин, сон. В туре, конечно, все несколько иначе, но когда он садился есть свои орешки и сухофрукты, то, включив телевизор, всегда попадал на «South Park». И в итоге присел на этот сериал. А потом спросил: «а что если у нас будет песня с таким припевом: «Сволочи, они убили Кенни, сволочи!»?». В общем, мы ее сделали, но совершенно на нее не ставили. А в результате на первых концертах после альбома «Тринити» народ, заходя в зал, постоянно выкрикивал «Сволочи, они убили Кенни!».

- Почему ж с клипом на нее так долго тянули?
N: Ну, сперва мы сняли видео на «Мертвые Звезды», потому что после сингла поняли, что эта песня точно приживется в народе. К тому же, она больше отвечает стилистике группы СЛОТ, — это монументальное произведение с мелодичным припевом и определенным смыслом. Так же, как «2 войны» с предыдущего альбома. Но что надо снимать видео еще и на «Они убили Кенни!», мы поняли по реакции публики. И то, что композиция по стилистике такая забавная, означало, что какого художественного содержания этот клип будет — совершенно не критично. Главное, чтобы он был смешным.

- Давайте вернемся к концертной деятельности. Вы сейчас находитесь в туре «Они убили Кенни!». Чем текущий тур отличается от предыдущего?
N: Поводом. Песня «Они убили Кенни!» — уверенный хит, который дал название туру. А во-вторых, мы выпустили первый DVD в истории группы, и вот его презентовать и поехали. А еще туровая программа включает две песни, которые выйдут только на четвертом альбоме.

В этот момент подходит вернувшийся с ужина Кэш и устраивается на свободном стуле.

- Насчет альбомов: каждый предыдущий диск содержал в названии порядковый номер. Что с четвертым?
Кэш: Будет порядковый номер, но пока мы еще не придумали.

- А это обязательно? Не запаритесь на каком-нибудь седьмом, например?
К: Ну с пятым точно будет легко. С семеркой тоже разберемся. А шестерку... Поживем — увидим...

- Раз мы уже так далеко в будущее забежали, представляешь себя лет в 40-45? Так и будешь бегать по сцене, орать в микрофон?
К: В сорок тяжело такую музыку играть. Претендентов на прецедент, наверное, даже нет.
N: А мы вот недавно смотрели фильм Скорцезе про Rolling Stones, и там был кадр, когда у двадцати-с-чем-то-летнего Джаггера спрашивают: «А вот вы представляете себя в 60 лет на сцене?». Он отвечает: «Да запросто!». И тут же нарезка кадров с концерта, где они в 60 с лишним лет мочат концерт перед гигантской толпой. Так что респект им большой. Очень здорово, когда люди не только доживают, но и сохраняют какой-то огонь...
К: Да там один только человек-огонь, а остальные все — ходячие трупы.
N: А почему один? И кто?..
К: Мик Джаггер.
N: А на мой взгляд, Кит Ричардс не меньший огонь, я даже бы сказала, что он более харизматичен, чем Джаггер.
К: Оба хороши, но мне больше нравятся Beatles. Я видел концерт Пола МакКартни из недавних, так тоже — дядьке ведь 66 лет, и такое мочит! Это ж пипец ваще! И поет, и на басухе колбасит...
N: Зато Роллинги целиком еще как группа сохранились.
К: Да, это уникальный случай. Но мне кажется, что все, что гениально, не может прожить так долго. Оно кипит внутри и быстрее себя изживает...

- Вернемся в наши дни. Тот стиль, который в народе именуется «мазафака» — а проще говоря, ню-метал и все его производные — потихоньку начинает терять популярность, наблюдается отток слушателей. Что будете делать со стилистикой следующего диска?
К: Для четвертого альбома мы записали песню «Альфа Ромео, Бета Джульетта» — сегодня, кстати, ее играли — в стиле метал-кор.
N: Но это не значит, что весь диск будет в таком ключе. Не знаю, как у Кэша, но я думаю, что пора подтягивать за собой свою аудиторию. Мы взрослеем, и те люди, которые ходили на концерты СЛОТа с самого начала, тоже. Буду надеяться, что в музыке это тоже как-то проявится...
К: А де-факто публика молодеет.
N: Ну, благодаря «Они убили Кенни!» появляются уже 12-летние слушатели! И как с этим вообще быть — непонятно.
К: Да, приходишь на автограф-сессию и понимаешь, что основной массе девчонок — лет по 15. И ты думаешь: черт, надо бы прибавить годика четыре, а то даже негде покопаться...
N: Это смотря для чего...

- Не, ну понятно, для чего =)
N: Для взаимопонимания! И я надеюсь, что у нас не будет дальше к пятилетним катиться...

- А то вам придется играть какие-нибудь колыбельные в стиле «Спокойной ночи, малыши»...
К: Вот если бы нашу «Колыбельную» из альбома «2 Войны», в «Спокойной ночи, малыши» взяли, это была бы жесть!

- Так, если мы уже заговорили о «взаимопонимании» с аудиторией, в любом же случае есть интимные предложения, как вы на них реагируете?
N: Да как-то стесняются мне молодые чемоданы предлагать всякие интимности…

- Что, типа такая «боевая баба»?
N: Господи, ужас какой! Я такого не слышала... но, кстати, о «бабах» - девушки-то действительно предлагают, ха-ха!

- Вау!
N: Видимо, мужчины как-то позже взрослеют в этом плане, простите за выражение...
К: Нет, это факт! Все правильно...
N: И 15-летняя девушка уже не стесняется предлагать такие вещи, а 15-летние мальчики, видя перед собой девочку, которая все-таки немножечко постарше, стесняются...

- А девочка стесняется принимать предложения или нет?
N: Не, ну во-первых, девушки в принципе не в моем вкусе... И мне сложно было всегда с женщинами найти общий язык. У меня нет ни одной подруги уже очень много лет… (глядя на то, как мимо проходит уже собранный басист группы) Ладно, пойду-ка я тоже собираться, что ли... (уходит в гримерку).

- Хорошо, сменим тему. Прошел год после выпуска «Тринити», вы успели отдохнуть от него и, может быть, как-то переосмыслить. Что сейчас думаете о диске, сравнивая его с предыдущим?
К: Ну, единственное, что можно отметить, это был первый опыт, когда мы работали с продюсером — по западной схеме! А не так, как у нас это понимается —  человек принес бабки какие-то и что-то администрирует. Кирилл Всеволодович Немоляев — лидер группы «Бони НЕМ» — работал с нами по западному принципу. Он влезал во все: какие песни должны быть на пластинке, каких не должно быть, какие треки и как именно надо их доделать. И какие еще написать — даже такое было. К тому, что и в рок-музыке должны быть продюсеры, придут рано или поздно и страны пост-советского пространства. И мы, наверное, первые испытали на своей шкуре, насколько это круто. Помимо того, что это взгляд со стороны, здесь есть еще и элемент психологического комфорта. Ведь когда мы уже готовы съесть друг друга по какому-то мелкому вопросу, кто-то останавливается и вспоминает: «Это к дяденьке!». И уже никто не парится!

- Так все-таки, что с четвертым альбомом, когда он должен выйти?
N: Весной 2009-го. Очень будем стараться, что бы это произошло в мае. Вот вернемся из этого тура и сразу же засядем за альбом. Будем пахать как Папа Карло, чтобы успеть к указанному сроку.

- Представляете уже трек-лист, да и наполнение в целом? На какой он стадии?
N: Готов процентов на 30 максимум. По музыке готова, наверное, половина, но по текстам только одни наброски и идеи, не более того. В общем, вот так все запущено, но, тем не менее, будем стараться.

- А что у вас была за акция с "вознесением" Кенни? В чем цель?
К: Цель воздать по заслугам герою-великомученику, которого убили столько раз, что он всех великомучеников уже «убрал» давно. Мы хотели, чтобы он наконец-то вознесся, и у нас это получилось. Трехметровая надувная фигура улетела в стратосферу, или не знаю, куда там, но, в отличие от олимпийского медведя, который немного попарил и где-то рухнул, эта фигурка просто исчезла в небе.

- Долго парились над созданием куклы?
К: Да, у нас есть два друга — Сэм и ВолкМэн, которые всячески поддерживали СЛОТ уже много лет, и когда встал вопрос о Кенни, они сделали чертежи и самого Кенни. У нас на сайте даже лежит фоторепортаж, как это все делалось.

- Не было проблем с авторскими правами? В аську или на почту с гневными посланиями авторы «South Park» не стучались?
К: Да лучше бы они уже стучались! Кому мы нужны здесь?! Мы же совсем оторваны от мирового шоу-бизнеса! Варимся в своем маленьком постсоветском котле вместе с вами, а им там до нас дела нет никакого.

- А как же насчет покорения мирового пространства, которое когда-то давно озвучивалось?
К: Мы думаем сделать англоязычную программу, но никак руки не доходят. Хотя даже есть человек, который очень важен для этого. Ведь можно было бы просто взять и перевести тексты, но  так не годится. А этот человек пишет тексты на английском. Потому может, сохранив тему — если того требует художественная составляющая — взять все нафиг и переделать. Но как-то нет времени.

- Кэш, сегодня на сцене ты взял гитару в руки. Как давно брался за инструмент? Ведь ты же раньше играл тяжмет в банде End Zone.
К: В феврале СЛОТу будет 7 лет, вот весь этот срок я и не практикую гитару на нормальном уровне. Но, наверное, чтобы восстановиться до прежнего уровня, мне надо месячишко позаниматься, да и все.

- И что валил в End Zone?
К: Техно-дет.

- А почему новую банду, то есть СЛОТ, не направил в ту же степь?
К: Потому что мозг человека на нейронном уровне реагирует только на изменения. Если постоянно происходит только какая-то константа, он даже не понимает, что что-то происходит. Для него это нулевой сигнал, он не реагирует. И мозг высокоразвитой субстанции — а я скромно себя к таковой отношу — тем более подвержен этой зависимости. И хочется что-то другое поделать. И это вовсе не коммерческое поведение! Многие, кстати, исполнители сталкиваются с тем, что лейбл им говорит «Не надо меняться. У вас и так все хорошо!». Но вот СЛОТ с каждым разом меняется, изменения от альбома к альбому присутствуют.

- И финальный вопрос. Поскольку КЭШ пишется на русском, в отличие от ников многих участников СЛОТ, возникает вопрос: это оперативная память или наличные деньги?
К: Кэш — это трагедия! (смеется). Короче как все получилось: я по образованию тренер и в пресс-релизе я назвался «coach» (тренер), но в первом же издании журналистка неверно поняла и написала «cache» - как оперативную память. Ну, раз уж так получилось, решили ничего не менять.

- И когда же ты, тренер, последний раз профессионально спортом занимался?
К: Тогда, когда профессионально занимался. Сейчас стараюсь, конечно, поддерживать себя в форме, но ничего профессионального в этом нет.

- Не скучаешь по тем временам?
К: Нет, я скучаю только по тому, что если ты в спорте бежишь 100-метровку за 9,6 секунды, допустим — ты номер один в мире! А если ты в искусстве реально крут — это совершенно не значит, что ты №1. Здесь остались одни условности и условные единицы.